На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

ДРУГИЕ(они среди нас)

135 подписчиков

ГУРДЖИЕВ ГЕОРГИЙ ИВАНОВИЧ. Великий маг

Павел Глоба Зороастрийский календарь год Паука 2007
Статья подготовлена Валяевым А.Л.

gurdjieff.jpg
9.01.1879 – 29.10.1949

МЕХАНИК ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ДУШ

Одной из наиболее загадочных и мистических фигур ушедшего ХХ века был человек незаурядных способностей – Георгий Иванович Гурджиев. С именем Гурджиева связаны слухи и легенды, его учение живо по сей день в узких группах последователей, не считающих необходимым придавать широкой огласке методы и практики воздействия на психику человека, оставленные им в наследство от «хитрого мудреца».

Георгий Иванович Гурджиев по праву считался магом, поскольку достиг немалых успехов в управлении собой и другими (другими в большей степени).

Гороскоп Гурджиева Георгия Ивановича

Гюрми (Ленинакан, Армения) П/Гринвич: 4:00 09.01.1879 04:37:00
40°48'00"с.ш., 43°50'00"в.д. Четверг, 24 с.д., 17 л.д.

gurdziev goroskop .jpg
Время рождения Г. И. Гурджиева ректифицировано П. П. Глобой.

Управление – вот главное слово, способное охарактеризовать суть учения Георгия Ивановича Гурджиева. Умение воздействовать на других людей ценилось во все времена, но век двадцатый – нечто особое. Волна войн и революций, прокатившаяся по всему миру, как и поднявшиеся на этой волне правители тоталитарного склада – явление незаурядное, не имеющее аналогов в древней истории. Никогда доселе люди не гибли миллионами ради осуществления некой эфемерной цели, никогда ранее к слову вождя не прислушивались с религиозным трепетом целые народы, а противостояние двух правителей великих держав прежде не напоминало мистической борьбы магов.
ХХ век – время забвения религий прошлого и создания новых идеологий, время интенсивных исследований человеческой психики, время демографического взрыва, неминуемо ставящего перед человечеством проблему выживаемости, а стало быть, и проблему Управления. В этом веке, отмеченном информационным и технологическим прорывом в неведомые доселе области знаний, учение Гурджиева о человеке как об управляемом механизме, было востребовано на все сто процентов. Как говорится, дорога ложка к обеду, а к данному обеду в качестве первого, второго и третьего блюд было подано человечество под разными политическими соусами и идеологическими приправами. Однако сути дела это не меняло – общество было и остается полностью управляемым даже в отсутствии таких знаковых для ХХ века фигур как Адольф Гитлер и Иосиф Сталин, каждый из которых был не понаслышке знаком с учением Г. И. Гурджиева. Феномен тоталитаризма, ставший отличительной чертой ушедшего столетия, невозможно рассматривать отдельно от фигуры «Учителя народов», создавшего уникальную систему управления коллективом, и оказавшего тем самым неоценимую услугу, как тоталитарным правителям, так и тем силам, которые предпочитают управлять обществом, оставаясь в тени.

gurdzhijev.jpg

Механик человеческих душ – так можно было бы назвать Георгия Ивановича Гурджиева, создавшего и развившего философскую концепцию о человеке как механизме, которым можно управлять, вести в нужном направлении, проводить над ним психологические эксперименты и добиваться полного послушания. Всех людей он разделил на управляющих и управляемых в зависимости от того, насколько человеку подотчетны его собственные физические и психические проявления. Манипулировать общественным сознанием и направлять человеческие потоки в горнило истории могут лишь те, кто в состоянии подчинить чистому разуму все движения собственной души, включая желания, влечения и инстинкты. Своих учеников Гурджиев убедил в том, что современный человек бессознателен во всех проявлениях, – это машина, полностью управляемая внешними обстоятельствами.

Все чувства, слова, привычки, поступки и даже творческие проявления человека в областях искусства, науки и философии – все это механистично и может быть, как запрограммировано, так и перепрограммировано. «Хитрый мудрец», как называли его ученики, считал, что полностью управляемый человек не в состоянии не только вмешаться в ход бытия в целом, но даже что-либо изменить в своей жизни, сделать открытие или изобретение, поскольку все уже открыто до него и вместо него.
Гурджиев говорил: «Все, что человек говорит, делает, думает, чувствует, – все это случается… Все случается совершенно таким же образом, как вследствие изменений в верхних слоях атмосферы выпадает дождь, как тает снег под лучами солнца, как пыль вздымается ветром». Человека несет по волнам судьбы на утлом суденышке его ограниченных представлений о мире. Для того, чтобы перестать быть зависимым от внешних факторов, нужно, в первую очередь, взять под контроль факторы внутреннего мира, научиться управлять собой, подобно тому, как можно научиться управлению автомобилем. За подобное механистичное отношение к жизни Гурджиев был наказан самой же механикой – двигатель его автомобиля взорвался от перегрева. В результате инцидента с потерявшим управление и врезавшимся в дерево автомобилем Гурджиев получил тяжелые травмы, но все-таки выжил и убеждений своих не изменил.
Человек, по утверждению Гурджиева, – машина, которой он может оставаться сколь угодно долго, пока сам не захочет перестать быть ею. Быть управляемым, подчиненным, ограниченным – значит, быть машиной, но для того, чтобы выйти из замкнутого механистичного круга предопределения, «необходимо прежде всего познать эту машину. Когда машина познает себя, она перестает быть машиной – по крайней мере такой машиной, какой она была до этого. Она уже начинает нести ответственность за свои действия». В противном случае человек навсегда останется «рабом и игрушкой воздействующих на него сил».
Оригинальная концепция, не правда ли? Тем не менее, она как нельзя лучше соответствовала технократическому духу времени, а потому получила широкую известность и признание аудитории. Не смотря на то, что поначалу смелые умозаключения Гурджиева казались настолько новыми и оригинальными, что часто поражали и даже шокировали слушателей, ему удалось довольно быстро завоевать сердца русских и европейских интеллектуалов, готовых идти на многие жертвы ради обретения власти над самими собой.

Не исключено, что среди последователей русского мага греко-армянского происхождения были и те, кого особенно интересовала власть над другими, власть как высшая цель.
От теории Георгий Иванович быстро перешел к практике, исследуя на собственных учениках различные способы воздействия на человеческий организм. Посредством применения специфических физических и психологических тренингов, направленных на управление дыханием, ему удавалось вводить своих учеников в состояние особого транса, при котором они, оставаясь частично вменяемыми (или внушаемыми), оказывались полностью послушными воле учителя. Со стороны это выглядело как сеанс гипноза, управление зомбированными людьми, манипуляция сознанием или что-то в этом роде. Во время демонстрационных сеансов ученики двигались вокруг гуру подобно планетам, обращающимся относительно светила, расположенного в центре.

turning%202.jpg
вращающийся танец суфиев, из которого многое почерпнул Гурджиев

Во время этого странного танца, почерпнутого Гурджиевым из практики суфиев, и называемого им «священным», ученики достигали требуемого состояния, в котором они уже не чувствовали ни боли, ни отчаянья, ни сомнений. Страх, как и инстинкт самосохранения, полностью оказывались подавленными, что демонстрировалось в упражнении, неизменно вызывавшем у публики смешанное чувство немого восторга и ужаса перед всесильным магом. Гурджиев в глубине сцены разворачивал учеников лицами к публике, после чего они по команде резко бросались к рампе, а учитель, вместо того, чтобы дать команду «стоп», просто отворачивался от сцены, демонстрируя то ли свою безучастность, то ли свою абсолютную власть. Группа учеников, перелетев через оркестровую яму, падала в зрительный зал, причем каждый из «одеревеневших» адептов застывал в особой позе, принятой им в момент падения. До команды мага группа учеников продолжала неподвижно лежать вповалку среди сломанных стульев и шокированных зрителей, но после разрешительной фразы Георгия Ивановича они оживали, приходя в себя от какого-то странного забытья. Самым странным во всем этом было то, что не смотря на многочисленные показы этого действительно интересного эксперимента, никто из учеников ни разу так и не получил перелома, разрыва связок или хотя бы банального ушиба.
Помимо столь ошеломляющих фокусов Гурджиев демонстрировал и более традиционные, но не менее убедительные. Суть подобных показов заключалась в демонстрации психологических феноменов и скрытых возможностей человека, управлять которыми возможно, лишь подчинив себе как физическую, так и психо-эмоциональную сторону человеческой природы. Зрители становились свидетелями того, как адепты школы Г. И. Гурджиева передавали мысли на расстоянии, когда одному из них в зале тихо назывались числа, названия предметов, животных и даже музыкальных произведений, а тот мысленно передавал полученную информацию своим коллегам на сцене. Художник на доске начинал рисовать загаданное животное, а музыкант начинал играть на рояле, стоящем на сцене, тему из музыкального произведения, загаданного зрителями. Само собой, угадывались и цифры, находились спрятанные в зале предметы, показывались и иные чудеса из области телепатии. Особенно убедительным выглядело то, что все эти психологические феномены, так называемые сверхвозможности человека, демонстрировал не сам основатель школы и признанный маг Гурджиев, а его последователи и ученики, что неопровержимо доказывало существование таких возможностей в каждом человеке и ставило вопрос о необходимости их развития.

В том то все и дело – не сам восточный маг демонстрировал свой редкий дар, а самые что ни на есть европейские интеллигенты, сродни тем, что сидели в зале. Потрясенные увиденным и услышанным, некоторые из зрителей изъявляли желание примкнуть к сторонникам этого необычного человека.
Среди его учеников наиболее яркими фигурами были:

uspensky.jpg gartman.jpg mzn1.jpg
Успенский, Томас де Гартман, Кэтрин Мэнсфилд

журналист и автор религиозно-философских книг Петр Демьянович Успенский, блестящий музыкант и композитор Томас де Гартман, издатель популярного журнала «Новый век» Альфред Орейдж, английская писательница Кэтрин Мэнсфилд. Знаменитого мистика гораздо более волновало качество его учеников, нежели их количество. В числе последователей Гурджиева оказались ярчайшие личности совсем не случайно. Он специально создавал условия для того, чтобы среди его учеников были только те, кому это действительно нужно. При организации своих лекций он создавал ряд существенных затруднений для тех, кто искал знаний о природе человека: переносил место и время встреч, в самый последний момент отменял лекции. Его ученик П. Д. Успенский в одной из книг о Гурджиеве писал: «Он никогда не желал облегчать людям знакомство с его идеями. Наоборот, он считал, что, только преодолевая затруднения, хотя бы случайные и не связанные с делом, люди смогут оценить эти идеи». Будучи сам человеком контрастным и далеко неоднозначным, Георгий Иванович считал, что трудности и нестандартные ситуации необходимы, так как дают человеку возможность меняться и достигать внутреннего единства и целостности. «Если человек живет без внутренней борьбы, если он идет, куда его влечет и куда дует ветер, он остается таким же, каким был прежде» – говорил Гурджиев. Будучи убежден в том, что жизненные трудности нужно использовать для интеллектуального и духовного развития, он умело создавал дополнительные препятствия для своих учеников с целью активизации их внутреннего роста. Основой его доктрины можно считать высказанное им же умозаключение: «Экстремальные ситуации и связанные с преодолением трудностей «сверхусилия» настоятельно необходимы, поскольку «человек чересчур ленив и боится сделать себе что-либо неприятное. Самостоятельно он никогда не достигнет необходимой интенсивности».

Порой гуру откровенно издевался над учениками, заставляя их выполнять бессмысленную работу, или сводя вместе людей, испытывавших друг к другу взаимную неприязнь. Эта нестандартная манера передавать знания, почерпнутая Гурджиевым на Востоке, смущала, огорчала и даже выводила из себя многих последователей. Парадоксальное поведение мага с трудом укладывалось в стереотип европейского мистика, распространенный в интеллектуальной среде начала ХХ века, воспитанной на трудах Е. П. Блаватской и антропософских идеях западных богоискателей. В том то все и дело – Гурджиев был слишком непонятным, загадочным, непредсказуемым даже для мистически настроенной, казалось бы, подготовленной аудитории. В отличие от теоретиков из теософского общества он предлагал конкретные пути и практические методы для преодоления косности человеческой природы и развития сверхспособностей. Он сам и многие из его ближайших последователей, принявших восточную концепцию беспрекословного подчинения гуру, достигли немалых успехов в изучении скрытых аспектов человеческой психики и физиологии. Саморегуляция, контроль над дыханием, медитация и священные суфийские танцы – все эти практики были направлены на овладение скрытыми ресурсами и возможностями человеческого организма. Гурджиеву удалось привнести в загадочный мир европейской эзотерики элемент подлинного восточного знания, имеющего как теоретическую, так и сугубо практическую сторону. Знание это дало ему возможность обрести власть, как над самим собой, так и над другими людьми, что, конечно же, не могло быть незамечено теми, кто испытывал огромную потребность во власти для удовлетворения собственных политических амбиций. В том, что учение Гурджиева и его оригинальные практические методики развития внутреннего потенциала человека оказались востребованными – в этом сомневаться не приходится. В своей группе учеников-адептов он создал модель полностью управляемой организации, члены которой, будучи высокообразованными интеллектуалами с пробужденными телепатическими способностями, были полностью послушны воле учителя, а, возможно, и запрограммированы на выполнение особых задач.

gurdjiev2.jpg

Необъяснимая власть Гурджиева над собственными учениками поражала и пугала людей. Показываемые гастролирующей «труппой» демонстрационные выступления, направленные на пробуждение у публики интереса к необычным скрытым способностям человека, вызывали сильнейший общественный резонанс. В начале ХХ века Гурджиева сравнивали с легендарными Гудини и Калиостро, сейчас на подобное внимание публики мог бы претендовать только Дэвид Коперфильд. Но Коперфильд лишь фокусник, а вот Гурджиев помимо фокусов занимался серьезными магическими практиками, прикрытием для которых была концертная и лекционная деятельность. В 1924 году гуру-гипнотизер организовал гастрольную поездку своего коллектива по городам США. Публика воспринимала фейерверк танцев и магических «чудес» как феномен безграничного господства учителя-мага над послушными учениками. Американский писатель Вильям Сибрук охарактеризовал это зрелище как «удивительное, яркое, автоматическое, нечеловеческое, почти невероятное послушание и роботоподобное подчинение учеников», превращенных в команду «натренированных зомби или цирковых животных». Жителей Запада поражали возможности учеников Гурджиева, способных передавать мысли на расстоянии и впадать в состояние, в котором человеку не ведомы ни боль, ни страх.
Американские и европейские зрители, непросвещенные относительно практических техник регуляции различных систем человеческого организма, издревле существовавших на Востоке, относили невероятные способности учеников Гурджиева лишь к заслугам их учителя. Однако тайна беспрекословного «послушания» и подавления индивидуальной воли учеников кроется не столько в системе «духовного роста» по Гурджиеву, но, в первую очередь, в информационных источниках, в коих он черпал вдохновение, выстраивая собственную философско-практическую систему постижения реальности. Некогда Георгий Иванович Гурджиев сам проходил все стадии послушания у персидских шейхов и наставников монастырей Тибета. На Востоке сложились основы мировоззрения Гурджиева, там выкристаллизовалось учение, которое он принес сначала в Россию, а в дальнейшем распространил по всему миру, там оформились основные черты его непростого характера.
В самую пору сказать что-нибудь о характере этого необычного человека, и в этом прекрасную помощь нам может оказать астрология, позволяющая взглянуть на личность человека как бы изнутри, при этом не вырывая его из исторического контекста, который в данном случае может лишь помочь нам в понимании некоторых аспектов поведения самого известного мага ХХ столетия. Георгий Иванович Гурджиев родился в Александрополе (позже Ленинакан, ныне – Гюрми, Армения). О точной дате его рождения судить очень трудно, поскольку сам он периодически обнародовал различные даты и годы своего рождения, применяя на практике технику коррекции судьбы посредством переключения хроноритмов с одного гороскопа на другой. Один из его ранних учеников писал: «Гурджиев был неизвестным «человеком-тайной». Никто ничего не знал ни о его происхождении, ни о том, почему он появился в Москве и Санкт-Петербурге. Но кто бы не входил в контакт с ним, хотел последовать за ним».

Существует несколько «задекларированных» самим Гурджиевым дат появления на свет, начиная с 1872 по 1879 год, и даже одна версия рождения в январе 1880 года (в год Паука). Трудно, но, все-таки интересно отслеживать астрологические обстоятельства рождения человека, называвшего самые разные даты земного воплощения: 9 января 1872 года; 9 января.1874 года; 9 января 1875 года; 13 января 1877 года, 9 января 1879 года и 13 января 1880 года. Все эти даты, однако, объединяет приверженность знаку Козерога. Менялись дни и годы, а вот любимый Гурджиевым январь оставался как единственный вариант месяца рождения знаменитого мага.
Исходя из сопоставления наиболее важных событий жизни Гурджиева с данными его псевдогороскопов, можно прийти к выводу, что, скорее всего, он родился либо 13 января 1877 года, либо 9 января 1879 года (28 декабря 1878 года по старому стилю). Являясь типичным представителем своего солнечного знака рождения, Георгий Иванович Гурджиев всю свою жизнь посвятил единственной цели – обретению эзотерического знания и магической власти, как над самим собой, так и над умами своих последователей.
Индивидуальный путь Козерога – одиночное восхождение к поставленной цели – был пройден Гурджиевым еще к середине жизни. В дальнейшем его более волновали (опять же присущие Козерогам) мессианские чаянья спасения «зомбированного» человечества и продвижения его по эволюционной лестнице, чему немало способствовало восторженное отношение к нему его учеников, боготворивших личность Учителя. Гуру Гурджиев или Гур Гуруджиев стал образчиком строгого наставника «козерожьего» образца, умевшего ставить перед последователями конкретные задачи, поддерживать дисциплину в рядах адептов (или агентов) и достигать реального результата. Многих отпугивали жесткость и холодность Учителя, который умышленно создавал трудности для учеников, считая, что лишь закаляя характер и преодолевая препятствия, можно добиться изменения личности и пробудить собственную сущность. Сущность – внутренний стержень – главное отличие Козерогов от прочих представителей зодиакального круга, приходящих к осознанию собственной индивидуальности значительно позже. Сатурн, управляющий Козерогом, способствует консолидации различных частей человеческой натуры в единое целое и формированию индивидуального характера.

Гурджиев очень рано обратил внимание на разрыв в европейском менталитете понятий «сущности» (внутренний человек) и «личности» (внешний человек, «персона», «маска»), сделав идею пробуждения спящей сущности стержневой в своем учении о гармоничном развитии человека. «Сущность остается у взрослого человека, воспитанного в мире фальши и подражания, на уровне шестилетнего ребенка, в то время как личность его – множество мелких «я», спрессованных в рой или легион противоречивых мотивов и желаний, – гипертрофированно увеличивается, подчиняя сущность, превращая ее в раба, в золушку». Своим ученикам Гурджиев говорил, что сущность можно сравнить с забитым «гадким утенком», который не подозревает, что может стать «лебедем». При всем этом неосуфийский гуру не просто теоретизировал, он давал ученикам ясные упражнения и методы, позволяющие изменить себя, совершить скачок в направлении роста сущности при полном подавлении личности, что стало основной целью и вполне конкретной задачей для многих последователей Гурджиева. Этот гениальный ход может быть применим в любой тоталитарной системе, главное – убедить последователей в том, что их личности ничего не стоят и никому не интересны, в отличие от сущности ученика, которая отнюдь не свободна, но может быть использована учителем по его усмотрению.
Сам, будучи человеком сильным и властным, основатель новой эзотерической школы создал учение, созвучное духу времени, требовавшего возвышения сильных харизматических лидеров. Его взгляды, несомненно, заинтересовали руководство большевистской России. Для того чтобы оценить степень значимости идей Гурджиева для формирования государственного механизма, основанного на всесилии вождя и абсолютной подчиненности рядовых граждан, исполненных веры и решимости следовать поставленному курсу, достаточно упомянуть среди последователей Джиурджиадзе (Гурджиева) человека по фамилии Джугашвили.

stalin6.jpg
Джугашвили (Сталин)

Сходство методов воздействия Сталина на подчиненных, а Гурджиева на учеников заставляет задуматься о незримой связи между этими людьми и возможном обмене опытом управления коллективом в экстремальных обстоятельствах. Доподлинно известно, что Сталин останавливался у брата Гурджиева, к тому же оба они учились в одной духовной семинарии в Тифлисе, где могли завязать общение, а продолжить его спустя годы, когда каждый уже достиг определенных результатов на пути к поставленной цели. Но знакомством, и возможным влиянием на личность «вождя народов» Иосифа Виссарионовича Сталина не исчерпывается воздействие Гурджиева на ход истории ХХ века.
Поскольку методы Гурджиева не имели какой-либо религиозной окраски и национального колорита, они могли быть с равным успехом применены к различным идеологическим схемам как в России, так и за ее пределами. Летом 1921 года Гурджиев с группой учеников через Румынию и Венгрию прибыл в Германию, и, несомненно, его появление в предместьях Берлина можно считать историческим событием. Здесь он встретился с рядом оккультно настроенных лидеров будущей нацистской Германии, вдохновленных идеями Ницше о «сверхчеловеке», взращенных на благодатной почве широко распространившихся теософских и ариософских взглядов. Есть все основания доверять рассказам учеников мага о том, что Гурджиев давал уроки гипноза будущему «фюреру» Третьего Рейха Адольфу Шикльгруберу, известному всему миру под фамилией Гитлер.

gitler 1921.jpg
Адольф Гитлер, 1921 год.

Столкновение двух самых одиозных фигур ХХ столетия – Адольфа Гитлера и Иосифа Сталина, вылившееся в самое чудовищное и кровавое противостояние двух сильнейших империй за всю историю человечества невозможно рассматривать лишь в плоскости столкновения государственных интересов. Великая Отечественная Война – не просто война, это настоящая борьба двух сильнейших магов, каждый из которых был знаком с учением Гурджиева, а, возможно, и учился искусству воздействия на массы людей у одного и того же эзотерического учителя – Георгия Ивановича Гурджиева, предпочитавшего самому оставаться за кулисами драмы мировой истории ХХ века.
Страсть Гурджиева к столкновению различных индивидуальностей, постоянно практикуемая им в группе его последователей, в результате чего должно было последовать пробуждение сущности каждого из них, в конечном итоге вылилась в постановку учителем-режиссером театрального действа, названного им «Борьбой магов». Вполне возможно, что за эзотерическим балетом стояло нечто большее, чем обычная суфийская практика погружения в медитацию посредством ритмичного вращения.

earlier_movements.jpg
репетиция балета "Война магов"

В самом названии прослеживается логика Гурджиева-кукловода, умело сталкивавшего своих учеников в магическом противостоянии. Если рассматривать Великую Отечественную Войну как драматическое действо, главными фигурами в котором были Гитлер и Сталин, то станет очевидность параллели между гурджиевским прототипом «Борьбы Магов» и ее реальным воплощением в братоубийственной войне двух арийских народов. Эта кровавейшая из всех войн реально не была нужна Германии, а уж тем более Советскому Союзу. В результате II Мировой войны европейская экономика пережила тяжелейший кризис, в то время как американская экономика оправилась от «великой депрессии». Долгая, разрушительная и кровопролитная война в Европе могла быть выгодна лишь заокеанской империи, главной целью которой являлось и является ослабление влияния Европы в мировой политике и создание однополярного мира. Лучшим вариантом развития ситуации в Европе для Соединенных Штатов было столкновение двух сильнейших государств Евразии, находящихся под единоличным правлением харизматических лидеров тоталитарного склада. Интерес к оккультизму, магии и символизму, проявляемый как Гитлером, так и Сталиным, ставит их в разряд «мистических» правителей, власть которых зиждилась не только на системе подавления инакомыслия, но и на умении внушить требуемую идею населению целой страны. Противостояние лидеров нацистской Германии и коммунистического Советского Союза можно с полным основанием считать «борьбой магов», прототипом к которой вполне мог послужить мистериальный гурджиевский спектакль с одноименным названием. Великий гуру-кукловод, с 1924 года гастролировавший по Америке, вполне мог стать одним из проводников заокеанского влияния в Европе. Его крайне популярная философия столкновения противоречий была воспринята как руководство к действию представителя-ми «верхушки» Третьего Рейха, вдохновленных идеей воспи-тания «сверхчеловека» и обретения высшей власти. Методики Гурджиева как нельзя лучше подошли к нацистской идее пробуждения врожденных «арийских» парапсихологических способностей: ясновидения, телепатии и пр.

Почерпнутые во время путешествий по Персии и Афганистану знания о психической организации человека были применены Гурджиевым на практике в различных методиках и упражнениях, направленных на обретение контроля над физическими и психическими процессами. Одним из наиболее действенных способов достижения требуемого эмоционального состояния, в котором адепт становится неуязвим для боли и страха, были священные танцы суфиев. Длительное круговращение в определенном ритме вызывает соответствующие реакции вестибулярного аппарата, в результате чего индивид достигает требуемого уровня психической активности. В этом состоянии ученики мага открывали в себе скрытые возможности и способности, обретали связь с внутренней сущностью, обычно находящейся в скрытом латентном состоянии. В путешествиях по Востоку Гурджиев видел много примеров проявления экстраординарных способностей человека, а также открыл для себя наиболее быстрый путь достижения необходимого уровня психической активности посредством круговращения в священном суфийском танце. В результате эти медитативные танцы, называемые учениками «специальным балетом», заняли центральное место среди практик и методов Гурджиева, направленных на достижение состояния «озарения». При исполнении «священных» гурджиевских танцев от учеников требовалось выполнение странных, почти «противоестественных» движений, создающих такие усилия и нагрузки на мышцы и нервную систему, которые в обычных условиях, в механической жизни, невозможны. Балет оказывался формой самопознания, ведущего к раскрытию высших форм сознания, пробуждению высших психических центров. Гурджиев объяснял, что верчение дервишей вокруг собственной оси было основано на ритмическом счете для развития мозга.

gurdjieff_dance_eneagram.jpg

gurdjieff_eneagram.jpg
гурджиевские танцы в зале с введенным Гурджиевым символом энеаграммой

«Мой балет – не мистерия, – говорил Гурджиев. – Задача, которую я поставил, состояла в том, чтобы создать интересный и красивый спектакль. Конечно, за внешней формой там скрыт известный смысл; но я не преследовал цели показать и подчеркнуть именно это. Объясню вам вкратце, в чем дело. Вообразите, что, изучая движение небесных тел, скажем, планет Солнечной системы, вы построили особый механизм, чтобы передать зрительное изображение законов этих движений и напомнить нам о них. В таком механизме каждая планета, изображаемая сферой соответствующих размеров, помещается на определенном расстоянии от центральной сферы, изображающей Солнце. Механизм приводится в движение, все сферы начинают вращаться и двигаться по заданным путям, воспроизводя в зрительной форме законы, управляющие движением планет. Этот механизм напоминает нам обо всем, что вы знаете о Солнечной системе. Нечто подобное содержится и в ритме некоторых танцев. В строго определенных движениях и сочетаниях танцующих в видимой форме воспроизведены определенные законы, понятные тем, кто их знает. Такие танцы называются «священными танцами». Во время моих странствий по Востоку я много раз был свидетелем того, как эти пляски исполнялись во время священнослужений в древних храмах. Некоторые из них воспроизведены в «Борьбе магов». Кроме того, в основу балета положены три особые идеи. Но если я поставлю балет на обычной сцене, публика никогда его не поймет».

sufii.jpg
суфии в танце

Публика действительно не понимала смыслового содержания «священных танцев», считая их не более чем экзотическим элементом философско-практической доктрины Гурджиева. Эти танцы называли неестественными, чересчур противоречивыми и иногда даже считали проявлением «сатанизма», поскольку отрешенные лица учеников, погруженных в глубокую динамическую медитацию, производили впечатление загипнотизированных или слабоумных. И все это притом, что слабоумных людей среди просвещенной интеллигенции, составлявших костяк «гурджиевской» группы, не было и быть не могло.
На самом же деле, «священные танцы», позаимствованные Гурджиевым у суфийских дервишей ордена Мавлавийа, преследуют внешние, показательные цели символической космологии и, одновременно – внутренние, психологические цели самонаблюдения учениками себя в процессе действия. Гурджиев практиковал и прививал своим последователям суфийскую практику «мухасаба», что означает «точный расчет, подведение баланса», позволяющую осуществлять постоянный самоконтроль, изучение и анализ собственных поступков и помыслов на пути к овладению высшим знанием. Внутренний самоконтроль – основное требование от ученика, идущего по пути познания самого себя. Самоконтроль позволяет структурировать микрокосмос, вырвать из хаоса инстинктивных желаний истинную сущность и выйти на новый уровень постижения действительности.
Суфии, учение коих было переработано на свой лад Гурджиевым, считали, что существует четыре формы познания мироздания, причем эмпирическое познание, основанное на восприятии явлений окружающего мира с помощью пяти органов чувств и разума, является лишь низшей формой познания, а потому доступно каждому человеку. С нею символически связана вода как носитель информации.

Второй формой познания считалось интуитивное постижение реальности, доступное людям с богатым воображением, умеющим слышать отголоски иных миров и облекать их в слова, звуки и цветовые сочетания. Символом творческого осмысления действительности, свойственного поэтам, музыкантам и художникам, суфии считали молоко, способное к трансформации и превращению в иные продукты.
Третья форма познания – опыт пророков и провидцев суфизма, существенно отличающийся от непосредственного восприятия мира и выраженный в мистических учениях суфийских наставников. Пророк имеет дело с реальностью, не оказвающей воздействия на органы чувств, но дающей пробужденному духу необыкновенно яркие ощущения. Символом этой формы познания суфии считали мед – один из ценнейших природных антибиотиков, способный консервировать органическую среду и блокировать ее от попадания болезнетворных инфекций. Мощнейшие трансформирующие качества меда как продукта питания давно были отмечены человеком, и не случайно мед входит в состав огромного числа целебных снадобий, коими спасалось человечество во все века до начала эры фармакологии. Однако, помимо сугубо практичных медицинских и кулинарных свойств меда, суфии видели в этом продукте пчеловодства некую особую мистическую субстанцию, способствующую трансформации духа и открытию «внутреннего взора».
Высшей и четвертой формой познания суфийские мистики считали прямое переживание высшей реальности, не доступной ни для органов чувств, ни для интуиции. Открыть в себе способность к высшей форме восприятия действительности может лишь маг, развивший в себе сверхъестественные способности. На этом этапе познание из логического акта становится Божественным откровением. Мистическим символом четвертой формы познания, разрушающей границы человеческого Я, суфии считали вино, употребление коего было и остается под запретом для последователей пророка Мухаммеда. Ортодоксальный ислам отрицает также музыку и танец, что, опять же, входит в противоречие с мистическим опытом «танцующих дервишей», погружающихся посредством ритмичного круговращения в медитативный транс, способствующий небывалому подъему духа и обретения связи с высшим миром.

Можно с большой степенью вероятности предполагать, что корни мистического ислама, (нашедшего распространение лишь Персии!) лежат в плодородном слое зороастрийской доисламской культуры и питаются от живых ключей сакрального учения зерванитов о времени, пространстве и возможности их трансформации. Существование скрытой эзотерической традиции в ясном и внешне кажущемся простым учении пророка Заратуштры, прослеживается от V века до н. э. и до нашего времени. Необычные способности факиров, чудеса дервишей и сверхъестественные возможности тибетских отшельников – свидетельства существования в древности на территории Персидской империи целостного учения о человеке и его месте в мироздании, а также комплексной системы физических и дыхательных упражнений, способствующих саморегуляции и пробуждению скрытых резервов человеческого организма. Политические, идеологические и философские разногласия мидийской и персидской линий власти еще во времена династии Ахеменидов резко обострили отношения между магами-зерванитами и ортодоксальными зороастрийцами. Гонения на мистиков, почитающих помимо Ахурамазды также и Зервана – абстрактное божество времени и пространства, породившее все сущее, вынуждало адептов тайного учения мигрировать в Тибет, Индию и Аравию. Следы зерванизма отчетливо прослеживаются в учениях тибетского ламаизма (школы ваджраяны), религии Бон, индийском учении Калачакры о смене космических эпох, астральной религии арабов, священнослужителями которой были несколько поколений предков пророка Мухаммеда. В самой же Персии со времен царствования Хосрова Ануширвана зерваниты вынуждены были объединяться в замкнутые сообщества, внутри которых продолжалась традиция устной передачи сакральных знаний о космосе и человеке. Посему, нет ничего удивительного в том, что зерванизм не исчез со временем, трансформировавшись с наступлением эпохи ислама в Иране, обрел новое лицо, чего нельзя сказать об ортодоксальном зороастризме. Вынужденные вести «подпольный» образ жизни, привыкшие к гонениям и притеснениям еще во времена царских династий, исповедовавших зороастризм, маги с наступлением ислама выработали свой особый символический язык, понятный только им, и нарекли себя суфиями. От перемены внешней вывески суть эзотерического знания не изменилась. Подобно зерванитам в зороастрийские времена, суфии стали мистическим крылом ислама, продолжив традицию изучения космоса и человека посредством астрологии и практик саморегуляции.

Четыре уровня познания окружающей действительности в суфийской натурфилософии – продолжение философской традиции зерванизма, основанной на диалектическом единстве четырех форм времени, четырех стихий, четырех направлений пространства. Четыре – священное число последователей тайного учения о Зерване, выделявших вечность как четвертую и высшую форму времени, проявляющую качества абсолюта – безграничного Зервана Акарана, в котором берут свое начало прошлое, настоящее и будущее – три формы ограниченно существующего Зервана Даргахвадата (времени долгого правления).
Низшая форма познания посредством органов чувств и разума связана с настоящим временем, поскольку дает возможность делать выводы относительно окружающей действительности здесь и сейчас. Из стихий этой форме сознания соответствует самый тяжелый элемент – земля (твердое состояние материи), из сторон света – Юг.
Второй уровень познания мира (посредством интуиции), доступный поэтам, музыкантам и художникам, связан с прошлым временем, воспоминаниями и впечатлениями от пережитого. Стихия, связанная с эмоциональной сферой – вода (жидкое состояние материи), а направление сторон света – Запад.
Третий (пророческий) уровень сознания, доступный лишь очень малому числу людей, пробудившихся от духовного сна, разумеется, соответствует будущему. Из сторон света этой форме познания соответствует Восток, а из четырех стихий – воздух (газообразное, подвижное состояние вещества).
Высшая форма познания – Божественное откровение – соотносится с вечностью и неоскверненной стихией огня (плазменным состоянием вещества). Север хранит в себе эманации вечности, открывающей свои бесконечные горизонты лишь настоящим магам. С Севера материка пришло и распространилось по всему континенту учение Ариев, основанное на признании первостепенности времени и пространства как необходимых условий для возникновения проявленного мира.

Суфии, переложив на образный язык поэзии древние зерванитские представления о природе вещей, создали весьма своеобразное учение, просуществовавшее как мистическое направление ислама более 10 веков. Общаясь с суфийскими дервишами во время своего длительного путешествия на Восток в поисках ответов на волнующие его философскомировоззренческие вопросы, Гурджиев соприкоснулся с древней мудростью зерванитов, почерпнув из нее немало для построения собственной оригинальной философской концепции. Гурджиев, в отличие от теософов (Блаватская, Рерих), путешествовал не по Индии и Тибету, а по Персии, перенимая у исламских мистиков сакральные практики саморегуляции человеческого организма, что позволило ему стать одним из самых популярных эзотерических учителей на Западе. Лишь благодаря знакомству с персидской эзотерической мыслью Гурджиеву удалось создать собственную оригинальную философскую доктрину, резко отличающуюся от распространенных взглядов последователей учений индийского происхождения. Персидское и тибетское влияние явно ощущаются в утверждении Гурджиева о существовании лишь четырех путей получения эзотерического опыта. Он дал сим четырем путям весьма лаконичные, но емкие названия: путь факира, путь монаха, путь йога и путь хитреца. Последний, четвертый путь, по мнению Гурджиева, наиболее точно подходит для получения трансцендентного опыта в условиях современного общества. Путь хитреца не требует ограниченного круга общения, ухода в монастырь, отказа от привычной жизни и деятельности. Для внутренней работы в качестве великолепного опытного материала Гурджиев предлагал использовать самую обычную повседневную жизнь. Адепты школы мага-хитреца одновременно жили в двух реальностях: внешней (объективной) и внутренней (субъективной), не проводя между ними разделительной черты, чего требует следование иным духовным традициям. При вовлеченности в события реальной жизни путь хитреца требовал постоянного внутреннего самоконтроля, понимания физиологических, эмоциональных и интеллектуальных функций организма и управления оными посредством установления контроля над желаниями, влечениями и инстинктами. Подобную практику Гурджиев позаимствовал от суфиев, а те, в свою очередь, унаследовали от зороастрийцев-зерванитов, сутью философии которых была концепция вовлеченности индивидуума в дела реального мира при ясном осознании целей и задач человеческого воплощения, и использовании методов управления скрытыми возможностями организма.

В этом ракурсе применение практики медитативных танцев, способствующих концентрации сознания, можно воспринимать как попытку перенесения Гурджиевым на европейскую культурную почву древнейшего обрядового действа, имевшего глубокое символическое значение еще во времена индоевропейской общности. В движении по кругу заключен особый магический смысл, поскольку не прямолинейное, а именно круговое движение воспроизводит модель устройства мира, «закодированную» в движении электронов вокруг атомов, планет вокруг звезд, звезд вокруг центров галактик. Движение по кругу, содержащее в себе как элемент статики (постоянство расстояния удаления от центра), так и элемент динамики (изменение положения тела в пространстве), было сакрализовано древними ариями. Круговращение получило название Арта (среднеперсидск.) или Рта, Рита (санскрит). Санскритское слово «Рита» имеет глубокое значение, и определяет преобразование неупорядоченного состояния в упорядоченное. Благодаря Истине (Арта, Рта, Рита) осуществляется переход от хаоса к космосу, обеспечивается сохранение основных условий существования вселенной и человека. Поскольку иерархический порядок совпадает с организацией мироустройства, то Арта (Рта) толковалась в самом широком смысле от социальной упорядоченности до абстрактного философского понятия Истины. От индоевропейского корня «Rta» происходит латинское слово Rotation («вращение»). От санскритского Rita, судя по всему, произошли русские слова «Ритм» и «Ритуал», выражающие древнюю идею сакрального круговращения. Понятия «ритма» и «ритуала» здесь совпадают не только этимологически, но и по содержанию – выражая единство космоса и человека как микрокосма (малого космоса). Противоположность Риты – Анрита, неупорядоченность, хаос, как отсутствие единого закона Риты. Всеобщий характер Арты проявляется в том, что она управляет и вселенной (посредством Риты регулируется движение солнца, дождь, жизнь растений, животных людей), и ритуалом, определяя физический и нравственный аспект жизни.

gurdziev.jpg

Гурджиев, как никто другой из эзотерических учителей ХХ века уловил суть универсального закона Вселенной, открытого еще древними учителями – закона круговращения. Он говорил: «Мы видим, что всякий священный ритуал, включая танцы, хороводы, символические передвижения в пространстве, церковные праздники с выносом реликвий и т.п. – есть не просто мистерия, повторяющая мифические сюжеты, но и специальный способ соотражения космоса и микрокосма, который укрепляет противостояние между силами порядка и силами хаоса». Магический танец гурджиевской школы изображал не только вращение планет вокруг светила, но также идею столкновения «добра» (сознательных сил) и «зла» (механических, бессознательных сил). Идея противоборства принципов структуризации и деструкции нашла отражение в самом названии балета-действа «Борьба магов», символически воспроизводящим различные аспекты борьбы хаоса и порядка. В понимании Гурджиева каждый человек в определенной степени является «белым» или «черным» магом, поскольку каждое осознанное и намеренное действие увеличивает силы сознательности и порядка, а каждое механическое, бесцельное и бесполезное деяние способствует утрате целостности и увеличению беспорядка (энтропии) во Вселенной.
Все эти здравые рассуждения, органично вытекающие из основных постулатов зороастрийского учения, были восприняты Гурджиевым и творчески переосмыслены, что позволило ему стать одним из самых популярных эзотерических учителей начала ХХ века. Но знание космических и кармических законов еще не является гарантией их строгого исполнения и приверженности индивидуума истинному пути. Загадочная личность Георгия Ивановича Гурджиева является типичным примером пробужденного самосознания, вознесшегося в своих исканиях столь высоко, что связь с духовной традицией, на которую он опирался в начале своего наставнического пути, к концу жизни была им окончательно утрачена. Со временем личные качества Гурджиева–человека полностью затмили собой качества Гурджиева–учителя и дух его погрузился во тьму.
Родившись в лунное затмение (9.01.1879), Георгий Гурджиев оказался во власти иллюзий, порожденных его же собственной бессознательной природой. Соприкоснувшись с истинной традицией, он не воспринял духовной составляющей суфийского и зороастрийского учения, воспользовавшись лишь техниками и практическими методами по преобразованию человеческой природы и раскрытию ее творческого, духовного и физического потенциала. Знания, полученные им на Востоке, прошли сквозь призму его индивидуального осмысления, что в конечном итоге вылилось в создание эклектического учения, оторванного от исторической почвы, но крайне востребованного в ХХ веке.

Гурджиев сумел с большой выгодой для себя использовать знания, приобретенные им в Персии, Гиндукуше и Тибете. Его учение, отдаленно напоминающее смесь буддизма ваджраяны, суфизма и зерванизма, было использовано им самим как инструмент управления сознанием не только послушных ему адептов, но и прочих людей, от которых ему было что-то нужно. Прекрасно разбирающемуся в человеческой психологии, владеющему гипнозом магу не составляло никакого труда убедить кого-либо в обоснованности его аргументов.
Фокусы с манипуляцией сознания Гурджиев проделывал не единожды. Маг, следующий путем хитреца, Ходжа Насреддин ХХ века не только не пострадал от советской власти, но и сумел использовать алчность большевистского правительства, умело проведя вокруг пальца кавказского военкома. Ученик Гурджиева Успенский вспоминал: «Когда в Ессентуках появились красные, Гурджиев представил новым властям свою группу как ученых, разыскивающих местонахождение золота в горах Кавказа. Он предложил план: официально снарядить экспедицию (якобы) для поисков и вывоза золота. Был собран реквизит из Кисловодска, Минеральных Вод, близлежащих станций: лошади, телеги, спирт для научных нужд, провианты». Разумеется, никакого золота экспедиция Гурджиева искать не собиралась, как, впрочем, и не собиралась возвращаться в Ессентуки. Путь хитреца Гурджиева порядочным человеком может быть интерпретирован как путь лжеца. Он, запасшись провиантом, с легкой руки представителя революционного правительства вместе с группой учеников покидает Россию, совершая запутанное путешествие пешком по горам в Тифлис, где остается еще на 2 года, пока революция не докатывается до Грузии.

Для любителя «экстрима», а господин Гурджиев принадлежал именно к этому типу людей, подобное приключение было лишь небольшим эпизодом в целой цепочке авантюр. Первая мировая война, революция и гражданская война, сопровождавшиеся голодом, разрухой и бесконечными репрессиями, как ни странно, способствовали интеллектуальной и наставнической активности Гурджиева. Казалось бы, подобные экстремальные обстоятельства не способствуют глубинному самоанализу и внутренней работе, поскольку требуют молниеносного принятия решений, вовлеченности в происходящие события. Тем не менее, Гурджиев придерживался той точки зрения, что чем хуже – тем лучше, сознательно создавая провокационные ситуации для учеников. «Если человек живет без внутренней борьбы… – говорил Гурджиев, если он идет, куда его влечет и куда дует ветер, он остается таким же, каким был прежде…» Подобная, типично «плутонианская» психология весьма характерна для людей, рожденных при восходящем Скорпионе, самом «экстремальном» зодиакальном знаке. В том, что на Асценденте Гурджиева был знак Скорпиона, сомневаться практически не приходится – достаточно вглядеться в проницательные, магнетические глаза выдающегося мага и гипнотизера. Этот взгляд надолго оставался в душах людей, лично общавшихся со знаменитым эзотерическим учителем.
Петр Демьянович Успенский в книге «В поисках чудесного» описывает свою первую встречу с Гурджиевым следующим образом: «Я увидел человека восточного типа, немолодого, с черными усами и проницательными глазами. Это был человек с лицом индийского раджи или арабского шейха. Он говорил по-русски неправильно, с сильным кавказским акцентом...». Кавказский акцент, ставший, благодаря Орджонекидзе, Фрунзе, Берии и Сталину, отметиной времени, Гурджиев сохранил до конца жизни как знак своего национального происхождения. По-турецки «Гюрджи» означает «грузин», хотя грузином Гурджиев не был, его отцом был малоазийский грек, а матерью – армянка. Фамилию Гюрджиев или Гюрджян носят многие греки, переселившиеся из Грузии и других областей по ту сторону гор Кавказа на территорию Армении. Родина была весьма значима для Гурджиева, поскольку, будучи «лицом кавказской национальности», он до конца жизни сохранил свойственную представителям этого региона тягу к перемещениям и эпатажу. Именно с Кавказа он трижды отправлялся в судьбоносные для него странствия. Отсюда в первый раз, в возрасте 22 лет во главе группы «Искатели истины» он отправляется в экспедицию по странам Востока, которая затянулась на 10 лет и по возвращении из которой Гурджиев заявил о себе как о носителе тайного оккультного знания, приобретенного им в Индии, Афганистане, Туркестане, Персии, Тибете и Египте. С Кавказа новый гуру начал свое активное наступление на российскую столицу, и на Кавказ же вернулся, когда в Петрограде вспыхнул мятеж, позднее получивший гордое название Октябрьской революции.

Здесь, на Кавказе (а именно в Ессентуках) Гурджиев читает лекции и проводит практические сеансы гипноза с наиболее преданными учениками, последовавшими за учителем на курорт. С приходом революционной волны на Северный Кавказ Гурджиев снимается с места и перебирается через горы в Тифлис, где собирает новую группу и несколько лет работает с ней. Когда же революция дошла до Грузии, группа адептов Гурджиева покинула родину учителя, пересекла границу, достигла Константинополя, откуда отправилась сопровождать наставника в его третьем большом путешествии (на этот раз уже по всему миру).
Кавказ всегда оставался очень значимым для кавказца Гурджиева, насколько родина может быть значима для человека, в карте рождения которого Луна находится в знаке Рака. Именно этот «скорпионий» регион стал питательной средой для ищущего, пытливого ума молодого искателя эзотерического знания. Город Карс, где он жил, находящийся между Черным и Каспийским морями, был наводнен представителями многих народов, исповедовавших различные религиозные взгляды. Здесь жили последователи христианской, армянской, ассирийской, исламской и даже зороастрийской традиций. Еще в раннем подростковом возрасте Гурджиев окунулся в загадочную атмосферу смеси культур и религий, что, несомненно, отразилось в дальнейшем на формировании его собственного синкретического учения. IV дом гороскопа, содержащий информацию о предках, родине, происхождении индивидуума и влиянии родителей на его судьбу в гороскопе Гурджиева попадает в знак Рыб, которому свойственен мистицизм и смешение различных составляющих в единое целое, подобно тому как различные реки сливаются в одно море. Пестрая культурная среда, в которой вырос будущий мистик, стала базовым религиозным субстратом, в котором сформировался интерес Георгия Гурджиева ко всему странному, загадочному и оккультному – это ли не проявление Рыб в IV доме гороскопа? В этом же зодиакальном секторе находится Сатурн – диспозитор Солнца – важнейшая планета гороскопа Гурджиева, указывающий на значимость фигуры отца на формирование личности. В IV доме гороскопа Сатурн формирует склонность к уединению, углубленному самоанализу, интересу к таинственным явлениям, а 28 градус Рыб, в котором оказался Сатурн, дарует человеку разностороннюю одаренность, оккультные способности и интерес к магии. Всеми этими качествами Георгий Иванович обладал в полной мере, но причиной тому – фигура отца, любителя мистики, старинных мифов и сказок, привившего сыну свою страсть к таинственным явлениям. Гурджиев впоследствии говорил и писал во «Встречах с замечательными людьми», что личность отца, его исключительные рассказы, помогли проявлению в нем высоких идеалов. Но в IV доме (да еще в Рыбах) Сатурн указывает на мягкий, зависимый характер отца (этой планете-гиганту лучше быть в Зените, чем в Надире – месте изгнания), что в дальнейшем могло сформировать в душе молодого человека одну из форм отцовского комплекса. Отец Гурджиева стал его первым учителем в области эзотерики, привив мальчику любовь к мифологии и всему таинственному, но сформировать у сына образ настоящего мужчины Ивану Гурджиеву не удалось. В дальнейшем Гурджиеву было довольно трудно общаться с женщинами, он так и не женился, не оставил наследников. Судя по всему, здесь не обошлось без влияния Сатурна – «пожирателя детей», находящегося в градусе экзальтации Венеры и замораживающего все проявления любви, остужающего чувства и эмоции. Более того, Сатурн, хоть и находился в градусе, наделяющем человека обаянием и магической силой притяжения противоположного пола, все же оказался в соединении со звездой Шеат, одним из эпигонов которой он сам и являлся. Сия звезда, проявляясь в гороскопе, лишает человека воли, погружает в обольщения и иллюзии, «отгораживает» человека от внешнего мира. Тяга Гурджиева к алкоголю, заметно развившаяся у него к концу жизни свидетельствует о влиянии звезды Шеат и проявлении в характере мага-хитреца наследственных качеств отца, поскольку «ретранслятором» негативных вибраций был Сатурн в Рыбах в IV доме гороскопа.

Вообще, следует отметить, что жизненный путь Гурджиева распался на два жизненных этапа – период обучения и период преподавания, что в целом свойственно всем искателям эзотерического знания, прошедшим путь от неофита до гуру. Активную преподавательскую деятельность Гурджиев начал в Москве в 1912 году в «возрасте Христа», достигнув духовного уровня, достаточного для привлечения учеников и передачи знаний другим людям. В 33 года точка жизни прошла по Белой Луне радикса, находящейся в гороскопе Гурджиева в IX учительском доме гороскопа в 21 градусе Льва, символом которого является «человек с ключом». Белая Луна, находясь в градусе умственной активности, способствовала проявлению талантливой природы молодого суфия до тех пор, пока он следовал путем света, ведь изначально Георгий Иванович, действительно, искал свет духовного знания, называя себя «искателем истины». Но воспитывать в себе светлое начало совсем непросто, пробуждение внутреннего света требует кропотливой многолетней духовной работы, на которую оказался неспособен основатель одной из сильнейших эзотерических школ ХХ века. Сделав упор на практическую сторону восточных учений – методы саморегуляции и овладения скрытыми возможностями человеческого организма, Гурджиев совершенно оставил в стороне нравственный аспект, как ненужный и отвлекающий от достижения поставленной цели. Восприняв суфийские медитативные практики и различные приемы погружения в трансцендентное состояние, Гурджиев не научился у нищих дервишей самому главному: любви к Богу и людям. Сам он не считал бедность необходимым условием суфийского отношения к действительности. Разбогатев за счет пожертвований учеников Гурджиев смог позволить себе скромную покупку – старинный французский замок.

prieure_2004_3131.jpg
замок Гурджиева во Франции

Шато де Приере недалеко от Фонтенбло под Парижем стал центром «гурджиевской» школы – здесь начал работу Институт гармонического развития человека. Наиболее гармонично в этом Институте чувствовал себя непосредственно хозяин замка – скромный маг, эзотерический учитель, фокусник, гипнотизер и чародей.
Каких бы прогрессивных взглядов человек не придерживался, какую бы маску он не пытался одеть, он все равно проявит свою истинную сущность, что и произошло в случае с «главным» суфием ХХ века. В гороскопе Гурджиева во втором доме гороскопа, указывающим на отношение к материи и финансовое состояние оказались три важнейших показателя – дневное светило, и две планеты, формирующие характер. Солнце, Меркурий и Венера, оказавшись во II гороскопическом доме, направили интеллектуальную активность Гурджиева в область материальных накоплений. Причем следует отметить, что Солнце в гороскопе гуру управляло IX «учительским» домом, Венера, планета материального благополучия, оказалась в собственном доме в прагматичном знаке Козерога, а «стрельцовский» Меркурий лишь помог перенаправить педагогическую активность и приобретенный авторитет на укрепление финансового состояния. В космической карте «нового суфия» девятый и второй дома гороскопа оказались наиболее значимыми, с той лишь разницей, что в девятом, духовно-религиозном доме находились фиктивные планеты (Кету, Селена) и Уран – высшая планета, дарующая прозрение и преображение внутреннего мира, а во втором «реальном» доме оказались более чем реальные небесные тела: Солнце, Венера и Меркурий. При всем этом дом наставничества посредством Солнца, воплощающего идею индивидуальности, раскрывался через дом накоплений (альмутен IX дома во II доме), а сам дом богатства проявлялся через призму IV дома, связанного с домами, земельными угодьями и т.д. Сатурн, как управитель Козерога и альмутен II дома, оказавшись в IV доме в «мистическом» знаке Рыб, способствовал использованию финансов с целью приобретения дома и последующего использования оного в качестве эзотерического центра. Покупка Гурджиевым в 1922 году Шато де Приере на деньги учеников, коих он впоследствии и выставил из замка, произошла на совместном транзите Заходящего узла и Черной Луны по «денежному» Сатурну в IV доме гороскопа. Подобную ситуацию с астрологической точки зрения и интерпретировать не стоит – и так все понятно. Закрыв Институт гармоничного развития человека (очевидно, посчитав себя уже достаточно гармонично развитым), Гурджиев продемонстрировал ученикам свое истинное к ним отношение, чем вызвал настоящий шок в среде потрясенных последователей. Для многих из них, отказавшихся от блестящей карьеры и личной жизни, покинувших родину для того, чтобы следовать за Гурджиевым, это было крушением всех надежд. Большинство учеников разъехались с тем, чтобы более не вернуться, но некоторые, лишенные какой-либо возможности к дальнейшему самостоятельному существованию, через некоторое время скитаний вернулись к учителю, к которому их влекло с непреодолимой силой.

gurdjieff_icon.jpg
Гурджиев - "знать - значит понимать"

Внутренним магнитом Гурджиева, безусловно, была сильнейшая Луна в Раке – знаке собственной обители. Дарующая хорошую интуицию и тонкое ощущение реальности, полная Луна, ко всему прочему, оказалась в гороскопе Гурджиева в VIII «магическом» и оккультном доме гороскопа, что значительно увеличило силу ее воздействия на судьбу мага. Сверхъестественные способности, действительно развитые адептом самых различных мистических школ и учений, в полной мере проявились лишь благодаря проявлению Гурджиевым некоего лунного, «магнитного» начала. Здесь следует отметить, что отношение к Луне у виднейшего эзотерического учителя начала ХХ века было весьма специфическим. В космологии Гурджиева Луне отводилась особая роль – он считал ее последней ступенькой эволюционного процесса, «луча творения». Мир Луны гораздо более наполнен тяжелыми низкими вибрациями, нежели земной мир, а сама она использует для своего роста разнообразные излучения земной органической жизни – учил Гуру. Вся органика Земли рано или поздно становится пищей Луны, поскольку, в момент смерти живого существа или растения высвобождается энергия, придававшая всему «одушевленность». Согласно этой теории Луна когда-то была гораздо меньше своего теперешнего размера, а со временем достигнет размеров, угрожающих существованию планеты Земля. Судя по всему, эта концепция также была позаимствована Гурджиевым на Востоке все у тех же суфиев, или же последних зерванитов, пронесших через века огонь древнего эзотерического знания. У зерванитов сохранилось предание о связанном с обратной стороной Луны демоне по имени Визареш, который питается несчастными душами, покинувшими телесную оболочку. «Встроив» эту концепцию в собственную космологию, Гурджиев назвал Луну «Растущим кончиком луча творения». Следует отметить, что Георгий Иванович родился в момент затмения того самого «растущего кончика», имевшего место менее чем за сутки до его появления на свет.
Лунное затмение в большей степени носит коллективный характер, воздействуя, в первую очередь на бессознательную природу человека. Именно в это время создаются условия для воплощения худших фобий и кошмаров, гнездящихся в коллективном бессознательном. Древние маги были уверены в том, что затмения ночного светила пробуждают к жизни Визареша (демона Луны) и прочую нечисть. Гурджиев, словно зная о том, что родился в лунное затмение, пошел по пути развития в себе экстраординарных способностей, позволивших ему посредством гипноза обрести магическую власть над преданными учениками и не только. Родившись при положении Солнца в разрушительном 19 градусе Козерога, да еще в момент, когда Земля находилась в афелии, а Луна в ее тени на линии Лунных узлов, Георгий Гурджиев стал человеком, через которого демон темной стороны Луны проявил свою мрачную сущность. Проводя психологические эксперименты, неосуфийский гуру методами внушения вводил последователей в состояние транса, обретая безраздельную власть над ними, а сами участники эксперимента выступали в качестве послушных управляемых машин. В своей магической власти над окружающими Георгий Гурджиев стал подобен пауку, находящемуся в центре паутины. Души же, попавшие в сеть эзотерического учения нового гуру, стали для последнего необходимой энергетической субстанцией, подобно тому, как неупокоенные души становятся пищей демона Визареша.
Родившись при таких астрологических обстоятельствах, Георгий Иванович Гурджиев мог и не стать знаменитым магом и учителем, оставшись просто фокусником-гипнотизером в цирке (где он одно время и работал, демонстрируя свои телепатические способности). Однако ярко выраженный IX дом гороскопа толкал его к расширению духовных и мировоззренческих горизонтов, а Прозерпина (альмутен Х дома) в зените гороскопа требовала создания некой мозаичной «сверхсистемы», составленной из фрагментов различных религиозно-философских традиций, подкрепленных практическими методиками овладения физическими и психическими ресурсами человеческого организма.

Гурджиев, воспользовавшись дарованным каждому человеку правом свободного выбора, сделал конечный выбор в сторону зла, чему немало способствовал Плутон в его гороскопе, оказавшийся в соединении с самой страшной звездой неба. Как часто случается, в своем странствии длиною в жизнь Георгий Иванович Гурджиев начал за здравие, а закончил за упокой. В молодости он называл себя искателем Истины, в старости же писал «Рассказы Вельзевула своему внуку». Баалзебуб (Вельзевул) в семитской мифологии – повелитель тьмы, нашел путь к сердцу неосуфийского гуру, проявившись в оккультных исканиях и магических практиках Гурджиева. Плутон, дарующий человеку магические способности, наделяющий сверхъестественными качествами, такими как гипноз и телепатия, в истинном гороскопе рождения, построенном на 9 января 1879 года (28 декабря 1878 года по старому стилю) оказался в точном соединении со звездой Алголь («Глаз дьявола»). Эту переменную звезду с полным основанием можно считать кормчей звездой натальной карты Гурджиева (попадание на угловую точку гороскопа в соединении с эпигоном, являющимся к тому же альмутеном 1-го дома). Точное соединение Плутона (бога подземного царства) с Алголем на Десценденте гороскопа проявилось в создании Гурджиевым мистериального действа, известного под названием «Борьба магов». Плутон – планета магов, и Dsc – точка гороскопа, указывающая на открытое противостояние и борьбу, стали важнейшим контрапунктом судьбы одного из ярчайших мистиков ХХ века.

Gurdjieff_NYC_1948.jpg
Гурджиев, последние годы, 1948 год

Гурджиев в течение всей своей наставнической практики всячески подчеркивал значимость магической составляющей человеческой природы. Используя колоссальный магический потенциал Луны в Раке в VIII доме гороскопа, он обрел власть над собственной внутренней природой и пробудил разрушительные силы в коллективном бессознательном. Любые магические практики оставляют след в информационном поле, тем более, если эти практики проводятся коллективом единомышленников. Групповые занятия «гурджиевцев», воспроизводивших в медитативных танцах борьбу белого и черного магов, пробудили в ноосфере Земли архетип космического противостояния сил света и тьмы. То ли практики Гурджиева оказались предчувствием приближавшейся Мировой войны, то ли они были отражением вихревых информационных потоков, закручивавшихся в ноосфере в некий тугой кармический узел, но, так или иначе, идея космической битвы воскресла с новой силой в первой половине ХХ века. Этот отрезок мировой истории можно смело назвать временем трех магов: Сталина, Гитлера и Гурджиева. Причем Гурджиев, чье учение в равной степени заинтересовало как Адольфа Шикльгрубера, так и Иосифа Джугашвили, умер точно между двумя датами смерти лидеров нацистской Германии и Советского Союза. Гитлер застрелился в 1945 году, Гурджиев скончался через четыре года (в 1949 году), а еще через четыре года (в 1953 году) ушел из жизни Иосиф Сталин. Смерть черного мага, запрограммировавшего ход мировой истории ХХ века сквозь всепожирающее пламя войны, была отнюдь не случайной. Став на сторону темных сил, отдав дань Вельзевулу, Гурджиев оказался игрушкой в руках мирового зла. По окончании самой кровопролитной в истории человечества войны и разрушении одного из полюсов противостояния двух тоталитарных систем, маг Гурджиев с его экстремальной философией разрушения общечеловеческих ценностей оказался более не нужен. Своим выбором талантливый маг-гипнотизер сослужил службу силам Тьмы, которые отказались от его услуг, как только начался период восстановления разрушенных войной государств.

Зло пожирает само себя, подобно тому, как гностический змей поедает свой собственный хвост, закольцовывая кармические причинно-следственные связи. То обстоятельство, что Георгий Иванович Гурджиев умер в момент точного обращения Черной Луны в Овне 29.10.1949, окончательно снимает все вопросы о его морально-нравственном выборе и той роли, которую он сыграл в новейшей истории Европы. Лилит в самом воинственном знаке Зодиака – Овне, звучащем на латыни как Aries – ничто иное, как черная метка в гороскопе мага, сумевшего своими манипуляциями оказать влияние на политиков, в руках которых были судьбы мира. Два арийских народа схлестнулись в горниле Мировой войны, оставив лучших своих сынов на поле брани. Пепелище и разруха – таков итог мировой драмы, которую можно с полным основанием назвать «борьбой магов».

Картина дня

наверх